Басы XXI века | Интервью с Тарасом Штондой

Буквально несколько минут Тарас Штонда уделил на интервью во время гала-концерта фестиваля «Басы XXI века». Народный артист Украины, обладатель шикарного баса Тарас Борисович — здоровенный, под два метра, мужик. Несмотря на внушительные габариты, певец весьма подвижен, бесконечно улыбается корреспонденткам, буквально заливает все вокруг обаянием и мощью. Как-то это сочетается. Харизма!

Тарас Штонда. Ария Сусанина

Тарас Штонда. Ария Сусанина

Пока идем в гримерку к артисту, Тарас Штонда громко и почему-то не басом объясняет:

— Очень важная вещь! Певец сам себя никогда не представляет. Это не удобно, это не этично. Поэтому, когда говорят «Тарас Штонда даёт интервью», то само имя моё — я же не Коля Басков, понимаете — не настолько громкое, чтобы не нуждаться ни в каком представлении. Хотел бы, чтобы в программе учитывались мои последние творческие достижения, чтобы она не была устаревшей, чтобы она учитывала, что будет Мариинский театр, Большой театр. Но если даже программа устаревшая, то если не поздно, ее можно подправить.

Штонда открыл дверь гримерки, галантно пропустил вперед журналистов и зашел следом. Нет, не зашел. Пожалуй, так, по-Маяковскому:

В окошки,
в двери,
в щель войдя,
валилась солнца масса,
ввалилось;
дух переведя,
заговорило басом:

— Вот не пойму никак. Каждый раз, слышите, каждый раз мне в Самаре дарят конфеты. Обычай такой что ли? — Штонда говорит то ли с досадой, то ли озадаченно.

Певец ухнул на стул, вскрыл зубами целлофан с коробки только что подаренных конфет и раздал лакомство присутствующим дамам. Пока коллеги хрустят грильяжем в шоколаде, под «раздевающим» взглядом Народного артиста Украины, задаю первый вопрос:

— Тарас Борисович, вы неоднократно приезжали в Самару. Неужели наш фестиваль – весь такой единственный и уникальный?

— Уникальный как басовый фестиваль. Вы знаете, я уже 22 год продолжаю свою карьеру. В Европе ничего похожего не было. Ни в Германии, ни во Франции, ни в Швеции, ничего похожего нет. Чтобы басы были главными действующими лицами, чтобы они пели целый концерт – вы знаете — это уникальное событие. Мало того, что концерт в операх, которые идут в рамках фестиваля, главными действующими лицами выступают именно басы – это полноценный басовый фестиваль, басовый фейерверк басового пения. Такой есть только в Самаре. Этого нет ни в Москве, ни в Питере, этого нет в Казани. Вы знаете, Самарский басовый фестиваль совершенно уникален, да. С гордостью это говорю, и я его постоянный участник, начиная с третьего фестиваля.

— Вот интересно, какая земля рождала басов голосистее — волжская или украинская?

— Нельзя ограничиваться только Волгой и Украиной. Действительно, волжская земля родила Шаляпина, и уже этого одного достаточно, чтобы быть величайшей землёй-родительницей басов. Нельзя не упомянуть великих финских басов и болгарских басов. Потому что, Мартти Талвела – величайший финский бас, Борис Христов – болгарский. Не Италия. Италия дала теноров, великих баритонов, сопрано. В меньшей степени басов. Так что я думаю, что наряду с Финляндией и Болгарией, Россия и Украина, наверное, у нас было больше басов во главе с Шаляпиным. А так, конечно в России знаменитых басов все таки больше.

— А чем бас лучше всех остальных тембров? — Наконец, прожевала конфетку корреспондент одного из самарских телеканалов.

— Чем бас лучше всех? Сразу скажу, что бас совсем не является лучшим из голосов. Я сказал бы, что в каждом из голосов человеческих, которые уже мировая опера определила – это три женских голоса – ну оно свелось к двум: сопрано и меццо-сопрано. Тенор, баритон и бас – в каждой из этих градаций мужских и женских голосов были величайшие представители, были лучшие, и были не самые лучшие. Я думаю, что среди нас – басов, великими вершинами остаются Фёдор Иванович Шаляпин, как самый первый.

Тарас Штонда. Признание

Тарас Штонда. Признание

— У нас в Самаре ходит такая байка. Когда Фёдор Иванович Шаляпин приехал в Самару в 1909 году, аккурат после Нью-Йоркского турне, в каком-то трактире он ударил по стакану ложкой, услышал как звучит этот стакан, и запел в резонанс с ним. И стакан лопнул. Это байка или подобные вещи возможны?

— Думаю, что это байка. Такое мне рассказывали не о Шаляпине, а о теноре Алчевском – это больше свойственно тенорам, потому что резонанс высокого голоса и высокая форманта может такое делать со стаканом. И якобы, такое делал Алчевский. Приписывали подобные фокусы Марио Ланса. Но документально это никогда не было подтверждено. Значит, Фёдор Иванович Шаляпин, а также Карузо, Марио Ланса – величайшие певцы, которые создали историю оперного пения – не лопнутыми стаканами славились. Они имели голоса уникальных художественных достоинств, когда тембральные краски, меняющиеся тембральные краски, выражали малейшие движения, которые есть в музыке и в тексте. Так что стаканы, разбившиеся от звуковых вибраций — на уровне байки.

— А что может сказать бас? Ярче всего, как вы думаете? — Штонда ласково посмотрел на девушку.

— Ну, в операх, тенора – это герои-любовники. — Тарас Борисович скривился и дабы подсластить трудную оперную судьбу скушал грильяж.

Басы XXI века

— Басы, — ткнул себе в грудь пальцем певец, голос впервые стал густым и сочным, — чаще всего – это короли, предводители народов, вожди. Любовь нам, обычно, дается, только трагическая. Наверное, об этом мы можем сказать лучше других голосов, о пафосе каком-то народном. Вожди в операх – всегда басы. Предводители, пророки. Я думаю, что об этом мы можем сказать лучше других голосов. О любви, особенно о счастливой любви – скорее всего, лучше расскажут тенора. Хотя, вы знаете – любви все возрасты покорны, и голоса тоже покорны. И о прекрасной любви, но не о безумной страсти юной, а о зрелой. Чайковский отдал прекрасную арию о любви именно басу.

Поделиться в социальных сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс
Комментарии для сайта Cackle