Банная история или история одной «подставы»

К вопросу о «кристально чистой» репутации самого известного самарского пивовара. Эта «банная история» в начале XX века прогремела на всю Империю. Но не судите Альфреда фон Вакано строго. Тут, как говорится, nichts persönliches einfach Unternehmen!*

18 марта 1908 года помощник пристава первой самарской полицейской части Балин при проверке бани Дмитрия Челышова на улице Саратовской в одном из номеров обнаружил пьяную мужскую кампанию с продажными женщинами. Яркую, потную картину банного разврата строки полицейского отчета описывают сухо и скупо:

«При осмотре номера в раздевальной оказалась порожняя бутылка распитого означенными выше посетителями казенного вина. Одна порожняя бутылка из-под пива /распитого ими же/ Жигулевского завода, одна бутылка с пивом на дне менее одного стакана и одна бутылка с пивом около двух стаканов того же Жигулевского завода. Опрошенные Бгашев и Кузнецов на расспросы объяснили, что они в эту баню пришли вместе вдвоем около 8 часов с четвертью вечера в № 21 и потребовали от служащего коридорного Григория вина, пива и девушек двух, что и было Григорием исполнено… За № 21 они вдвоем заплатили 90 копеек, а за № 26, в каковой они имели намерение разъединиться попарно с женщинами, за последних через служащего Григория Чижова заплатил означенный выше Бгашев».

Поставлявший посетителям бани проституток и алкоголь Григорий Чижов пояснил полиции следующее:

«Приводить женщин, занимающихся проституцией, и продавать спиртные напитки посетителям… заставляет необходимость, так как с апреля 1907 года заведовавший этой баней сын владельца Михаил Дмитриевич Челышов распорядился не платить коридорным и служащим жалования, а наоборот, обложил их оброком в 8 рублей в месяц…».

Сотрудники полиции допросили и других работников бани, ответы были примерно одинаковы. Мол, хозяин не платит, посему вынуждены  продавать  алкоголь и проституток.

И грянул гром!

23 марта 1908 года газета «Голос Самары» — «местный орган самарских толстосумов» — поместила статью «Слово и дело».

фрагмент статьи Слово и дело

«Платон мне дорог, как друг, но истина мне еще дороже» — восклицал некий «С» в заключении статьи. По мнению редакции газеты, хотя «де юре» бани принадлежали Дмитрию Челышову, «де факто» управлял ими его сын Михаил. Опять же, по мнению газетчиков, сын знал о безобразиях, творимых в банях, следовательно, «апостол трезвости» Дмитрий Челышов должен нести ответственность как нравственную, так и юридическую. Разоблачение произвело эффект разорвавшейся бомбы! Как справедливо писала впоследствии одна из городских газет, в Самаре общественных бань много, и люди в банях не только моются, но бывает, пьют алкоголь, причем в компании с проститутками. К чему же такое пристальное внимание к скандалу в бане, принадлежавшей Челышову? Дело в личности обвиняемого — ярого поборника трезвости, врага № 1 для всех производителей алкоголя Российской империи.

Статья «Слово и дело» обошла с соответствующими комментариями все столичные и провинциальные газеты и дала обильный материал для карикатуристов и юмористов.

Карикатура на тему Вакано отдает приказ мочить Челышова

Фамилия Челышова, по крайней мере, месяц не сходила с газетных страниц и была буквально втоптана в грязь. Эта банная история катком прошлась по репутации известного самарского миллионщика.

«Возражения его с целью реабилитации хотя и появлялись в печати, но вызывали такие «комментарии», которые с ног до головы обливали Челышова помоями. Положение, таким образом, сложилось такое, что если бы господин Челышов употреблял крепкие напитки, он, с горя, мог бы начать пить «мертвую» — позже писала одна из газет.

Поворотный момент в «банной истории» наступил 3 июня 1908 года, после публикации в газете «Биржевые ведомости» статьи «Интрига против Челышова». Оказалось, что вся шумиха вокруг «апостола трезвости» — провокация, мастерски организованная руководством Товарищества Жигулевского пивоваренного завода совместно с полицией. Исполнители — служащие пивоваренного завода Коновалов и Бгашев.

Информационное прикрытие осуществлял редактор газеты «Самарское слово» Богушевский. В общем, случилась, говоря современным языком, классическая «подстава». В доказательство «Биржевые ведомости» опубликовали факсимильный оттиск «отчета экстренных расходов, произведенных по городу Самаре за февраль и март месяцы 1908 года служащими Жигулевского пивоваренного завода».

Секретный отчет из сейфа Вакано

Сотрудники газеты обратили внимание на интересное совпадение: «18 марта, то есть, в день составления протокола, в номере челышовских бань господин Вакано истратил 90 копеек на номер». А всего на организацию скандала было потрачено 232 рубля 15 копеек. Но самое неприятное для клана Вакано было то, что в счете имелась графа «расходы в разное время с чинами присутственных мест».

Газетчики из издания «Волжское слово» предположили: «Завод г. Вакано по роду своей деятельности имеет близкое соприкосновение с акцизным ведомством, с податной и фабричной инспекциями, с городской управой, у которой он арендует занятое заводом городское место и, наконец, с полицией. Чины каких же, из числа поименованных «присутственных мест», пользовались щедротами и «хлебосольством» Коновалова за счет Жигулевского пивоваренного завода?».

Дело приобретало скверный оборот и организаторам «интриги» пришлось раскрыть карты. 18 июня Альфред Филиппович фон Вакано написал в газету «Голос Самары» обширную статью, в которой признавал:

«…О незаконной продаже крепких спиртных напитков в бане Челышова в Самаре говорили многие. Я считаю эту продажу, кем бы она не производилась, злом, с которым надо бороться… Исходя из этих соображений, сын мой, Владимир Альфредович фон Вакано, по просьбе моего служащего Коновалова, дал ему разрешение содействовать полиции в раскрытии ею шинкарства в банях Челышева… Примите уверение в совершенном почтении Вашего покорного слуги. Альфред Филипович фон Вакано».

На каких чиновников было потрачено 185 рублей 50 копеек, Вакано не пояснил, но посетовал на факт воровства «финансового отчета» из конторы. На это поступило замечание — мол, господин Вакано, то, как содержатся сверхсекретные документы на вашем предприятии, говорит о многом. Важные бумаги храните лучше.

Эх, Альфред Филиппович! Сетуя на реализацию крепких алкогольных напитков в банях Челышова, вы упустили из виду известный каждому россиянину факт: пить только водку в бане — моветон. То ли дело водка с пивом! Кстати, и исполнители «подставы», будучи людьми, как тогда говорили, «вполне интеллигентными», заказали в номера не только водку, но и пиво Жигулевского завода.

Маятник качнулся в обратную сторону. «Что же, господин Вакано, — вопрошали представители самарской прессы, — разве вы не знали русской поговорки «все тайное рано или поздно становиться явным»? «Кого хочет обмануть господин Богушевский, именуя себя издателем «Голоса Самары»? — восклицали репортеры, — в Самаре всем хорошо известно, что эта газета издается пайщиками, крупнейшим из который является г. Киселев, близкий родственник г. Вакано».

16 июня состоялся суд. Как вы думаете, кто оказался на скамье подсудимых? Вакано? Челышов? Нет. Коридорный Григорий Яковлевич Чижов обвинялся в беспатентной торговле алкоголем. Правда, для Чижова «банная история» закончилась благополучно — его оправдали.

«Банная история» сыграла на руку Челышову, и в 1909 году Михаила Дмитриевича избирают на должность городского Головы. Когда в 1914 году Российская империя вступила в Первую мировую войну, в Самаре был введен «сухой закон», инициатором которого вновь выступил Челышов. Позже «сухой закон» был введен на территории всей Российской империи.

P.S. Скоро в Самаре появится новый  объект — рубль немалых размеров  «Купеческая Самара». Идея поставить  памятную композицию в честь основной деятельности самарского народонаселения сама по себе хороша. В конце концов, если верить Шелгунову, жители собрались в «просто заселенном пространстве» — Самаре — исключительно для торговли. Вот только современный российский рубль, пусть даже внушительных размеров, вряд ли может служить символом дореволюционной  купеческой Самары. Я бы предложил иной памятник. Этот памятник был бы отражением реальной истории,  которая, в свою очередь, предельно четко показывает, что же такое бизнес по-самарски. Скульптуры Челышова и Вакано, а между ними… ну, тут как фантазия творцов подскажет. Что, на ваш взгляд,  может послужить символом «банной истории»?

* Ничего личного, просто бизнес!

Источник:

ГАСО, Ф.465, оп.1, д.2021. «Дело Самарского Полицмейстера о допущении распития спиртных напитков и о посещении гостей с проститутками бань Челышова. 1908 год».

Поделиться в социальных сетях

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Банная история или история одной «подставы»: 5 комментариев

  1. Zodiaksamara

    Капитал есть капитал. Плевать на ближнего. Главное — цель и прибыль!

  2. Уведомление: Михаил Челышов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *